header
как защититься
подсознание
Новые статьи в
блоге "Победи недуг!"

Неведение опасно!

лечение травамиУ нас сегодня нет полноценной фитотерапии, и об этом необходимо говорить прямо. Потому, что замалчивание этого факта пагубно для здоровья и самой жизни людей. Потому, что состояние современной медицины обусловило все повышаю¬щийся с годами интерес людей к траволечению. Популярные и вовсе не рассчитанные на широкого читателя издания, старинные травники и древние лечебники разжигают этот интерес.

"Вцепляются" в спасительную силу травок больные, безуспешно прошедшие множество кабинетов врачей и пролежавшие добрый десяток больничных коек. Вычитают они в книжке или где-то раздобудут рецептик "вернейшего средства" и... в поля, в леса, а то и на рынок, за травками-ингредиентами, которые каждый распознает в силу своего разумения. А разумение это чаще- всего далеко не глубокое и отнюдь не полное. Возникает тройная опасность.

Опасность первая.

Так, наносится непоправимый ущерб природным сообществам. Поскольку не только недугами, но и страстью к траволечениюстрадают в основном горожане, они вокруг своих городов почти начисто выбирают наиболее часто встречающиеся в рецептурах (и наиболее ценные в целебном отношении) лекарст¬венные растения. Можжевельник и ландыш, ночная фиалка в брусника, толокнянка и бересклет, десяток других растений—трав, кустарников и даже деревьев (с них, молодых, обдирают кору), стали редчайшими В радиусе более сотни километ¬ров от Москвы!

Ну а как же не стать им редкостными, если, например, на каждого москвича и жителя Московской области сегодня приходится, в сущности, мизерный квадратик лесных площадей, па котором без особого труда вполне можно собрать всю растительность за неделю-другую. До этого пока не дошло, но все близится к тому. Тем более не одни москвичи разоряют видовой состав растительности Подмосковья. Не раз встречала я здесь в лесах и лугах сборщиков трав, приехавших с Укра¬ины и других степных мест. А ведь сокращение видового со¬става растительности изменяет и природные сообщества в целом.

Между тем, любой биоценоз — сообщество растений, насекомых, птиц и зверей — представ¬ляет собою единый "организм", все члены этого сообщества скорее помогают друг другу жить (подобно клеткам и органам в организме), нежели угнетают один другого. Конечно, уничтожение одного из видов в биоценозе наносит разрушительный эффект, как правило, довольно серьезно угнетает жизнь сообщества в целом и — кто знает? — не несет ли более серьезных последствий?

Опасность вторая.

Она угрожает непосредственно тому, кто собирает растения, по невежеству своему принимая их за целебные. (Стоит, наверное, оговориться, что слово "невежество" употреблено здесь вовсе не в ругательном смысле — это неведение.) А между тем вредных веществ в них бывает подчас значительно больше, чем целительных.

Когда в ясный, безоблачный день подлетаешь на самолете к Москве, издалека видно "облако", нависающее над городами и весями Подмосковья и почти полностью скрывающее их от взоров пассажиров. Это дымы самых разнообразных химических составов из труб заводов и фабрик, ТЭЦ и выхлопы авто¬транспортных средств, породивших это облако. Не стану распрост¬раняться о вредности таких химических соединений — это известно сегодня и каждому школьнику. Но не каждому взрослому, ауж тем более школьнику, известно, что дымы эти постоянно, из года в год, и из десятилетия в десятилетие осаждаются на землю.

Впитываются растениями из воздуха и из почвы и задерживаются в их тканях яды, ибо все то, что не идет непосредственно на жизнедеятельность (питание, обмен веществ, рост, плодоношение и другие функции), — изолируется в вакуолях клеток. Накопления эти в промышленно развитых районах огромны. Сравнительно, конечно.

Всем известно, что основное питание растения берут из атмосферы. Это — углекислый газ. Поступая в листья, через устьица, он растворяется в воде, в форме угольной кислоты проникает в клетки сквозь биологические мембраны, задерживается в цитоплазме, а затем поглощается хлоропластами для синтеза глюкозы из угольной кислоты. Вместе с углекислым газом проникают в цитоплазму клеток и посторонние -- в данном случае промышленного происхождения — примеси: свинец, обра¬зующийся при сгорании тетраэтилсвинца (входящего в состав бензина в качестве антидетонационного средства), фтор, мышьяк, двуокись серы, сернокислый аммиак, окислы азота, цинк и другие и сами по себе токсичные, канцерогенные или ядовитые при высокой концентрации вещества.

Растению ничего не остается делать, как накапливать их в себе всю свою краткую или долгую (как у деревьев) жизнь. Но как бы ни была она коротка, а накапливается чрезвычайно много.

Ах, как жаль мне бывает людей, несущих охапками такие "целебные" травы, собранные на обочинах и в перелесках вблизи автодороги! Предупреждаешь их, что вредно, объясняешь — почему, а они не верят. И растения, собранные от какого-нибудь пустякового недомогания, а то и просто попить душистого травяного чайку "для укрепления здоровья", даже достаточно крепкого, могут принести и приносят непоправимый вред.

Так что отправляйтесь за 50, а то и за 100 (в зависимости от величины города и насыщенности промышленными предприятиями его округи) километров, и только там, хорошенько узнав, не проходит ли рядом автомагистраль, да не дымит ли где-то поблизости местный заводик или ТЭЦ, не проходили ли недавно поля и леса обработку химическими средствами, собирай¬те целительные травы. Впрочем, тут вас подстерегает опасность — собрать совсем не то, что значится в прописи.

Опасность третья.

Древняя естественная медицина хорошо знала о различии свойств разных |видов одного и того же растения, зависимость этих свойств от места произрастания и времени сбора. Поэтому специально оговаривалось в прописях, где и когда именно следует собирать ту или ИНУЮ траву. Во многих восточных медицинских трактатах, специально оговаривалось: чья именно традиционная медицина рекомендует сто Средство, ибо в странах, расположенных подчас в разных концах земного шара, в разных климатических, почвенных и биоло¬гических условиях, один и тот же вид имел, конечно же, различные наборы биогенных соединений.

Не менее опасно принять вообще один вид за другой. Это грозит тем, кто пользуется рецептами неведомой бабушки-знахарки. Рецепт-то может быть и совершенно правиль¬ным, и снадобье, приготовленное по нему, действительно обладало целебными свойствами, да беда-то вся в том, что народные названия различных видов растений в разных местностях схожи, а иной раз даже идентичны. Например, в Пермской области зверобоем в народе называют кустарник ракитника русского. В Кировской области зверобоем называют обыкновенный шлемник из семейства губоцветных, ничего общего со зверобоем продырявленным не имеющий, даже по внешнему виду. А на Украине, в Киевской области, зверобоем именуют в народе большой чистотел — растение чрезвычайно ядовитое. И если киевляне по рекомендации; своих, скажем, московских друзей “для поднятия тонуса” или избавления от каких-либо недугов начнут попивать чаек из киевского «зверобоя" — возможен летальный исход. Если вовремя не поспеет "Скорая помощь".

Опасность в данном случае усугубляется еще и тем, что во многих популярных изданиях оба эти совершенно разные по внеш¬нему виду и принадлежащие к разным семействам растения описываются практически одинаково, и даже ботаник, пожалуй, не разберет — что есть что.

Всегда немало удивляюсь какой-то беспардонной смелости некоторых предприимчивых популяризаторов лекарственных рас¬тений, без всякого сомнения, даже тени его, с восторженным захлебом переписывающих то старинные лечебники, то современные научные издания с рекомендациями (а описывать целеб¬ные свойства— уже значит рекомендовать), при каких болезнях помогает то или иное растение.

Причем, чаще всего опускается наиважнейшее — какая именно часть его, — корневище, надземная или цветы только должны употребляться, как именно — в настоях, отварах, настойках или вовсе в порошке, сколько надо взять да в чем и в какой именно емкости развести, ка¬кими дозами принимать — словом, то, что гораздо важнее самых наилучших (а они и этим не блещут) славословий. И со¬вершенно не думают, какую опасность представляют такие советы.

Как утопающий за соломинку хватается измученный болезнью человек за травку, разрекламированную безудержно-восторженным этим славословием. Не имея даже приблизительного представ¬ления — сколько ее взять, что и как применять, — на свой страх и риск пробует. Хорошо, если обходится без вредных последствий, а то ведь вполне может случиться и "до смерти — четыре глотка". Ибо восторгов популяризаторов заслуживают, конечно же, самые сильнодействующие травы, а где сильное действие — там и дозировка должна быть оптимальной. Меньше — как правило, попусту; больше — как правило, вредно. Иногда и опасно.

Словом, самолечение — чрезвычайно опасное предприятие. Даже в том случае, если — как это бывает у авторов серьезных и достаточно ответственных изданий — рецеп¬тура содержит все нужные прописи, оно, чаще всего, бесполезно. А бесполезное применение лекарств, как мы уже знаем, затягивает болезнь и ухудшает состояние организма.

Фактор времени.

Бесполезность определяется не самим тем или иным расте¬нием или составом из них — как правило, в серьезных трудах содержится только проверенная, иной раз лично автором, рецепту¬ра, — а зачастую неверным временем сбора целеб¬ных трав, неправильным приготовлением и не¬знанием часов приема снадобий.

Как правило, в серьезных трудах время сбора определяется вообще — надземную часть рекомендуется собирать во время цветения: "май—июнь", а то и вовсе — "май—август".

Такая "точность" очень далека от той, которая действительно необходима при сборе целеб¬ных трав. Ибо они — не пилюли, изготовляемые на фармацевтической фабрике, которые, в какое бы время месяца или года ни зачерпнул пригоршней, все имеют один и тот же химический состав, одни и те же свойства.

Травы — живые существа, и изменяют свой состав и по Временам года, и по дням месяца, и даже по часам суток. Ибо жизнь — это непрестанное изменение.

Еще в 1944 году исследователь О. Семенова выявила, что поглощение, а значит, и накопление минеральных веществ, таких, как фосфор, калий, кальций, зависит от возраста растений. Наиболее интенсивно этот процесс идет в молодом — до выброса боковых побегов — возрасте. Дальше поглощение только снижается, но даже происходит выделение калия кальция в окружающую среду. Таким образом, растения в разное время года имеют и различный минеральный состав. И не только минеральный: например, картофель в ответ на нападение колорадского жука начинает синтезировать защитное биогенное сое д и н е н и е. Точно так же поступают и многие другие растения. Хорошо это было исследовано при наблюдениях за взаимоотношениями дуба и гусеницы пяденицы зимней. Гусеницы весной очень охотно кормятся на дубах, поедая молодые листья. Но в середине лета вдруг совершенно неожиданно покидают дубы. Объяснить этот факт истреблением гусениц птицами не удалось. Тогда решили: исследовать майские и июньские листья дуба на содержание биогенных химических соединений. В летних листьях оказалось резко повышенное содержанке танинов. Причем с помощью хроматографии выяснялось, что различия имеются не только в количественном, но и в качественном отношении: взрослые листья имели большое увеличение числа компонентов фракции танинов. А поскольку эти биогенные соединения блокируют в пищеварительном тракте животных вообще и гусениц в частности переваривание белковых веществ пищи, гусеницам, как и колорад¬скому жуку, ничего не остается делать, как убегать от столь негостеприимного и нехлебосольного хозяина, чтобы не умереть с голоду.

В завис и м о с т и от месяца сбора меня ют с я и целебные свойства растений. Так, листья одного и того же дуба, собранные в разное время, могут служить для разных лечебных целей. Скажем, при запорах или несварениях желудка июньские листья попросту опасны из-за вяжущих и ингибирующих свойств концентрированных танинов. А между тем согласно прописи собирают "молодые листья дуба", но и в середине июня они достаточно молоды.

Травы, цветущие с мая — нюня по август — сентябрь, по меньшей мере несколько pаз меняют комплекс биогенных соединений, находящихся в них. В августе — сентябре ночи становятся холоднее, и растения начинают накапли¬вать в своих тканях сахара -- глюкозу, фруктозу, сахарозу и олигосахариды. А гардения, яблоня, рябина, гранат и другие растения накапливают манитол, сорбитол, глицерол — в довольно больших количествах — до 40 процентов суммарного содержания Сахаров в растении. Каждый знает, что душистый табак, ночная фиалка, другие цветы гораздо сильнее пахнут к ночи. Знает и объяснение тому – для привлечения ночных насекомых-опылителей. Растение к этому времени начинает усилено синтезировать ароматические соединения – и не одно-два, а сотни!

Исследования одного из видов орхидей показали. Что и цветы, опыляемые дневными насекомыми, к рассвету подготавливают душистый «букет». О означает. Что состав биогенных соединений, находящихся в растении, меняется в течение суток и собранные в один час, скажем, днем или вечером, будут значительно отличаться по своему химическому составу от собранных в другие часы – на рассвете или ночью.

Так что, когда увидите рецепт «темной деревенской бабки», в котором написано» «собирать накануне Ивана Купалы в полночь» или «в Петров день по росе», не издевайтесь над «мистикой и суеверием». Эти указания совершенно точно определяют час наибольшей целебности для данного растения. И пропись эта нечто вроде технологической карты на той же фармацевтической фабрике, которая точно определяет время каждой химической стадии.

Но ни в одном даже солидном справочнике по лекарственным растениям не содержится указание на точное время сбора той или иной лекарственной травы. Очевидно, отсюда и начинается такой разброс научных выводов относительно одних и тех же растений. У одних получаются одни результаты, у других — другие. Даже наиболее изученная, казалось бы, за две сотни лет наперстянка дает различный эффект — и по действенности, и но содержанию в ней активных веществ.

И, по-видимому, те двадцать с лишним растений, которые вместе с наперстянкой составляли снадобье от водянки, известное бабушке-знахарке еще два с лишним века назад, все-таки не были лишними и, вполне возможно, устраняли этот разброс биогенных соединений самой наперстянки. И, конечно же, улучшали ее действие, поскольку, видимо, в снадобье содержались мочегонные травы. Как жаль, что УИЛЬЯМ Уитеринг, обративший внимание теоретической меди¬цины на свойства наперстянки (ибо часть открытия, конечно же, принадлежит неведомым древним целителям естественной медици¬ны), увлекшись теоретическими построениями Галена и Парацельса о действующем веществе, не подошел к снадобью с истинно научных позиций, не исследовал все составляющие снадобья в комплексе. Если бы он хотя бы оставил перечень названий, то современная медицина, возможно, обрела бы высокоэффективное средство против болезней сердца, сопровож¬дающихся отеками.

Cобирая для изучения полезных свойств растения не вовремя, исследователи уподобляются тому простаку, который взял бы, скажем, анальгин в середине технологического про¬цесса его приготовления на фармацевтической фабрике и потом удивлялся бы — почему это анальгин не снимает у него головную боль, и в результате таких "исследований" с пеной у рта стал бы доказывать, что анальгин — вовсе и не анальгезирующее средство, а так — нейтральный, а может быть, и вредный порошок.

В большинстве случаев и самолечение травами из-за этого не приносит желанных результатов, и хорошо, если не вредит.

Важное значение в технологическом процессе приготовления знахарского снадобья имеют и порядок добавления тех или иных ингредиентов, и время их настоя или отвара. Даже от того, кипятком или холодной водой залита смесь трав, во многом зависит целебность снадобья. До поры до времени фармацевты смеялись над настойчивыми утверждениями целителей естественной медицины, что собранные и очищенные от земли корни, корневища, клубни необходимо промывать холодной водой. Это казалось им дикостью и суеверием — ведь каждому ясно, что горячая вода гораздо лучше отмывает землю, а кипяток и вовсе стерилизует собранное сырье от всяческих микробов.

Но когда досконально и дотошно проверили это утверждение, оно оказалось отнюдь не нелепым: горячая вода, а тем более ки¬пяток, как выяснилось, вымывает не только землю и микробов, но и целебные соединения. Или же попросту разрушает и х. И сегод¬ня во всех серьезных справочниках о лекарственных растениях и руководствах по сбору растительного сырья для лечебных целей особо подчеркивается, что подземные части трав нужно мыть только холодной водой.

И уж до чрезвычайности важно время приема того или иного средства. Причем для каждого снадобья — свой час. Причем для каждого человека — свое время. Это наконец-то поняла современная медицина, и сегодня существуют специалисты-хронотерапевты, осуществляющие поиск оптимальных временных схем лечения, учитывающих суточную периодику организма человека и его чувствительность к терапевтическим мероприятиям.

Что касается влияний Солнца и Луны на биоло¬гические ритмы деятельности человеческого организма, в частности и всех живых существ Земли вообще, известно, что наш организм в разное время суток, в зависимости 'от лунных и солнечных месячных и годовых циклов, по-разному реагирует и на прием тех или иных веществ. Особенно это относится к больному организму, поскольку чувствительность его обостряется из-за нарушения того динамически равновесного состояния, которое присуще организму здоровому. Естественно, и отзывается он на лекарства — воспринимая или отвергая их, — в соответствии со своим состоянием.

Согласно русской поговорке, человек "пока гром не грянет — не перекрестится", и даже хронически больной зачастую принимает лекарство только тогда, когда чувствует себя худо. Потому-то так и популярны сильнодействующие активные вещества — и химически синтезированные, и выделенные из растений. И лучшим временем приема молчаливо считают то, когда недуг или приступ совсем уж скрутят. Надо ли говорить, что это очень вредно и даже опасно? По-видимому, надо.

Приступ как обострение хронического заболевания почти всегда сопровождается разрушением части, скажем, клеток органа. Какие-то из них регенерируют (восстанавливаются вновь), а на это нужно довольно длительное время, но какие-то и вовсе отмирают, и орган становится все дефектней и дефектней. Менее жизнеспособным становится и организм больного в целом — ведь это то единство, в котором нет ничего лишнего (даром, что имеются парные органы, в случае крайней нужды работающие за двоих). Поэтому любой приступ — это очередной звонок, оповещающий о приближении понятно чего. И сколько таких звонков еще осталось — никто нас оповестить не может: не в театре. Поэтому-то лучше уж обострений не допускать. Тем более что сильнодействующие средства — все равно химически они синтезированы или выделены из растений,— принятые во время приступов, добавляют, как мы знаем, свою лепту в разрушение организма, даже и в том случае, когда они активизируют или, наоборот, "успокаивают" работу клеток забо¬левшего органа. Предупредить такие приступы, а значит, избежать прежде¬временного разрушения и больного организма в целом, и со временем вовсе избавиться от болезни, можно только в результате постоянного профилактического лечения мягко, но достаточ¬но эффективно действующими средствами. Именно этому требованию и отвечают лекарственные средства, приготовленные из целебных трав. Мягкое действие трав, правда, требует довольно длительного — в зависимости от общего состояния организма и запущенности болезни — лечения. Но зато оно —- радикально. Но зато оно — естественно и позволяет человеку жить даже во время курса лечения без страха, что вот-вот наступит очередной приступ и обострение недугов. По существу, жить здоровым. Но для того чтобы даже великолепно приготовленное и эффективное лекарство пошло впрок, чтобы клетки организма смогли использовать его целительную помощь в полную меру, необходимо принимать его вовремя. Понятно, это относится в основном к сильнодействующим, высокоактивным веществам, но и мягкодействующее снадобья из трав также могут быть вредны, если принимать их не вовремя. Когда? В каждом отдельном случае, при выясненной болезни и для каждого человека (да еще и для каждого СОСТОЯНИЯ его организма) должны быть свои, индивидуальные часы и интервалы приема. Общие указания типа "в час по чайной ложке" только могут дезориентировать больного и ухудшить его состояние.

Принимаемое длительно, но не вовремя лекарство не действенно, не излечивает, и человек теряет на¬дежду. А потерять надежду на выздоровление, принимая лекарство, гораздо хуже, чем его вовсе не принимать и надеяться выздороветь. Ибо надежда активизирует все силы организма на борьбу с заболеванием и без этой активизации любые чудо¬действенные средства бессильны. Потому-то и производит свой эффект "плацебо — пустышка", что больной, веря, что это действенное лекарство, подсознательно активизирует защитные силы организма. Сам больной определить время, когда лекарство наиболее действенно и прием его не повредит, а, напротив, поможет организму, как правило, бывает не в состоянии. Не менее важен и ВЗГЛЯД со стороны - объективная оценка состояния организма. Человек же при взгляде на самого себя всегда субъективен: что-то переоценивает, что-то недооценивает, и искаженная, далекая, от истинной картина. Еще более искаженно видит человек свою болезнь — преуменьшает ее опасность и развитие, а чаще преувеличивает (преуменьшают обычно в состоянии предболезни, пока она не скрутила как следует).

Так что, как видите, буквально на каждом этапе, начиная от сбора трав и заканчивая приемом уже готового снадобья, человека, принимающегося за самолечение, подстерегают самые серьезнейшие опасности. (Самолечение химиотерапев¬тическими средствами еще опаснее, поскольку с они всегда сильнодействующие, оказывают на организм активное и часто разрушительное влияние.) Вовсе не утверждаю, что опасность подстерегает в каждом случае самолечения, бывают и счастливые исходы, но, как правило, это в лучшем случае бесполезно. И - значит уже вредно.

Лечение — всегда искусство. Ходкая поговорка "жизнь коротка, искусство длительно" — взята у Гиппократа: древние греки в число остальных искусств включали врачевание. Для того чтобы лечить, надо обладать и знаниями, и опытом, и инту¬ицией, и вдохновением, и двумя последними качествами — в не меньшей степени, чем поэту.

Ибо диагностика, даже основанная на результатах самых всевозможных биохимических анализов, рентгено-, кардио-, энцефало- и других подобных -грамм, без интуиции глуха. А ведь диагностирование — основа врачевания, и совер¬шается оно не- только на начальных этапах болезни, но и продолжается в течение всего курса лечения в связи с изменениями состоя¬ния больного организма. И никакие анализы не заменят этого тончайшего интуитивного "чувства пациента".

В одном из самых полных справочников ("Лекарственные растения в народной медицине" В. Махлаюка) содержится описание свыше 600 целебных трав. В конце этой великолепно изданной (не с типографской точки зрения) книги, в указателе лекарственных растений по их применению в народной медицине, приведен список свыше 130 мочегонных трав. Уверяю вас — все они действенны вообще, как в частности для каждого отдельного человека действенны не более трех-пяти из них. Какие из них потребовались бы при необходимости именно вам, я этого сказать не берусь. Да и самый гениальный фитотерапевт не сказал бы заочно, даже имея подробную информацию о болезни и соответствующие анализы. Для этого ему, как и Захарьину, потребовалась хотя бы мимолетная встреча с пациентом. И тогда он мог бы с достаточной верностью определить, какие именно травы помогут. Не верю ни в мистические, ни в магические способности фитотерапевта, я знаю — он чувствует это интуитивно, верит и использует свою интуицию на благо людям. Как, на какой основе она срабатывает — затрудняюсь сказать.

Нам необходим богатейший практический опыт народных целителей, надо перенять его, пока не поздно, пока он сохранился в живой памяти, реализовать его сегодня и передать его нашим потомкам. Потому что может фаготерапия помочь людям преодолеть громадное множество неизлечимых современной меди¬циной недугов, как может и сократить опасности самолечения. А значит, должно сделать все, чтобы она широко действовала на благо людям.

Рейтинг@Mail.ru

Все материалы сайта защищены©. Ресурсы и лица уличенные в несанкционированном копировании будут преследоваться по закону (статья 7.12 Кодекса РФ "Об административных нарушениях"). Администрация сайта не несет ответственности за содержание рекламных материалов.
2008 - 2015 г.

admin@pobedinedug.ru